От первого лица , Приморский край ,  

Почему Ленд Крузеры никому не нужны, и кто покупает дешевый люкс из Китая

Фото: РБК Приморье
Фото: РБК Приморье
Что можно купить за полтора миллиона рублей, и чем западный автомобильный рынок отличается от дальневосточного, рассказал эксперт

Взять автокредит теперь будет сложнее. Дело в том, что задолженность по этим займам уже превышает 50%, и чтобы стабилизировать ситуацию Банк России установил надбавки для тех, кто тратит на выплаты больше половины своих ежемесячных доходов. С начала года россияне набрали автокредитов на 960 млрд руб. Средний займ в Приморье вырос до 1,4 млн руб. Машины становятся роскошью, но их все равно продолжают покупать. Почему, рассказал эксперт по покупке и продаже автомобилей из стран Азии — представитель компании LEVCAR Евгений Ларченко.

— Евгений, что вы думаете об ограничениях по автокредитам? Насколько это изменит ситуацию на рынке?

— Честно говоря, судить сложно. Я могу рассказать, что я лично видел, находясь в Москве более года: последние полгода ставки ЦБ повышались, соответственно, даже если взять дешевый автомобиль, но взять его в кредит под 20%, он будет стоить дороже, нежели тот же автомобиль год назад. И поэтому на рынке машины в цене вроде бы падают, но купить их не могут, потому что это очень сильно невыгодно. Но кто-то, видимо набрал этих кредитов, и они составляют этот процент задолженности.

— Да, видите, люди половину зарплаты готовы тратить на выплаты по кредитам, лишь бы машину купить. Это что, вообще?

— Знаете, машина — это вторая важная в жизни покупка. Первая — квартира, вторая — машина. Если взять наш регион, последние годы на Дальнем Востоке были хорошие ипотечные программы, может быть, все уже купили квартиры и расплатились. И что тогда людям остается? Брать хорошие машины. И потом, они не дешевеют, а становятся, как мы видим, все дороже и дороже. Не возьмешь машину сегодня, неважно какую — новую из салона или с пробегом из Китая или Японии, завтра она будет дороже. Это 100%. Плюс сегодня каждый день новости, что утильсбор будет повышаться. Может быть, поэтому люди бегут тратить деньги сегодня.

— Средний размер кредита 1,4 млн руб. Что можно купить на эти деньги?

— Из нового ничего абсолютно. Даже какая-нибудь LADA Vesta, по-моему, сейчас стоит 2-2,5 млн руб.

— То есть даже отечественных нет за полтора миллиона?

— Ничего нет. Честно говоря, я не разбираюсь в этих автомобилях и разбираться не хочу, но у нас в группе говорят, что LADA Vesta стоит примерно 2,5 млн руб., может чуть меньше. Какой это автомобиль — хороший или плохой, я, честно говоря, не знаю. Еще из нового сегодня можно купить, наверное, какой-нибудь ширпотреб китайский где-нибудь в Москве, что-то типа каких-нибудь Chery, но на таких машинах даже в Китае не особо ездят, я не очень много видел. Вот их может быть можно купить за 1,4 млн руб., хотя вряд ли. А на подержанный автомобиль из Японии, в принципе, эта цена более или менее актуальна. Да, машины не новые, может быть, 2010-2015 годов, с пробегом. Но они из того времени, про которое многие говорят — раньше было лучше. Это — старые добрые автомобили с мотором 1,5-1,8 л., моторы не убиваемые, машины не убиваемые: Toyota Corolla, Toyota Wish, Honda Stream, все эти машины прошли проверку годами. И сегодня их можно привезти в принципе, за те деньги, о которых вы говорите. То есть, встает вопрос: залазить в сумасшедший кредит, чтобы купить новую машину, которая сразу падает в цене или взять б/у Toyota Wish?

— А на сколько падают в цене новые автомобили, выходя из автосалона? Это зависит от класса?

— Вы знаете, последние годы, если вы покупаете новый автомобиль, то продаете его потом, скорее всего, за свои же деньги — через год или через два, потому что цены растут. Я помню: в 2022 году новый BMW стоил 8 млн руб. Сейчас зайдите на Дром или Авто.ру — машина 2022 года будет стоить порядка 10 млн руб., подержанная машина.

— Ничего себе!

— Есть очень много факторов, которые влияют на увеличение стоимости новых привозных автомобилей. Соответственно, и рынок автомобилей с пробегом под эти реалии подтягивается.

— У статистического агентства Автостат есть информация, что продажи автомобилей с пробегом снижаются на Дальнем Востоке. К примеру, в мае они упали на 6,5%.

— На сегодняшний момент я не вижу сильного провала. Сегодня, по-моему, достаточно автомобилей приезжает. Может быть, эта цифра сформировалась, исходя из того, что из Китая ехало. Новые [партии] из Китая на сегодняшний день ввозить невыгодно. Вот когда это продадут, когда закончится то, что есть, возможно, будет актуально. Ну и цены в Китае должны еще немножечко просесть. Они там падают очень быстро.

— Почему?

— Я не знаю. Такое ощущение, что китайцы перебивают сами себя. Они выпускают одну машину и тут же выпускают другую. На первую цены падают. А бензиновые вообще. Мы покупали Toyota RAV4, 40 тыс. юаней скидка! Это сколько сейчас в рублях? .. Где-то 500-600 тыс.? Ничего себе скидка. Почему? Да потому что не берут. Я прожил в Китае два месяца, был на многих рынках (там есть автомобильные рынки, как торговые центры в четыре этажа), так вот я два месяца туда ходил, и ничего не изменилось: машины как стояли, так и стоят. Там есть Land Cruiser 100, которые жрут по 25 л бензина, Land Cruiser 200 — старые бензиновые машины никому не нужны.

— Кроме русских.

— Они пока и русским не нужны, потому что, с учетом таможенных сборов, они будут не актуальны по ценам во Владивостоке. Но какие-то варианты есть. То есть их надо ловить, цены на машины, которые стоят, каждую неделю снижаются: приходишь, а они 5 тыс. юаней открутили. Они дооткручивают до того момента, пока это нам не станет интересно. У них есть и свой рынок — китайцы тоже покупают такие автомобили, но эти уже совсем старые. Ну кому нужен старый Land Cruiser 100, даже если он в хорошем состоянии? Он нужен только нам. А нам он нужен в качестве запчастей. Но чтобы эти запчасти были актуальны, там цена должна быть хорошая. Вот как только цена упадет, тогда, возможно, мы из Китая и запчасти повезем, конструкторы, распилы наши любимые.

— Распилы, конструкторы до сих пор актуальны? Это же что-то из 90-х?

— Да нет, они и были актуальны в последние годы: после того, как в 2018 году ушла пошлина на эти распилы, конструкторы в 3 тыс. евро, они сразу же повалили через Владивосток в огромном количестве. Я не знаю, застали вы этот момент или нет, в Казахстан мы возили огромное количество этих автомобилей.

— А покупатели знают о том, что они покупают конструктор?

— Конечно.

— И все равно на это идут?

— Ну, а куда еще идти? В том же Казахстане еще в 2008 году, как и у нас, пытались убить правый руль. Там его убили. Автомобили стали только леворульные. Власти попытались создать каких-то дилеров, разместить какое-то производство. Все это благополучно через 10 лет умерло, и жителям Казахстана просто ездить не на чем. У них есть, грубо говоря, только LADA Vesta, которую ты, заплатив денег, может быть через год получишь. Либо ты вообще ни на чем ездить не будешь, потому что, ничего нет больше. Поэтому на тот момент они [использовали] определенную схему, завозили конструкторы, и они знали, что это — конструкторы. Мы здесь им собирали эти машины и отправляли. Там они за какие-то небольшие денежки оформляли их на старые документы или на какие-то другие машины, — в общем, это их заморочки, — ездили и очень радовались. Я вам могу сказать, что в 2019 году, когда это дело уже раскрутилось, приходишь на любой склад временного хранения, и там стоит просто поле одинаковых Toyota Estima — сотни машин, Mitsubishi Delica очень любили, Subaru, Toyota Crown Majesta – все, что объемное, с большой пошлиной, потому что, когда ты оформляешь это как конструктор, то пошлина получается смешная. Поэтому они любят то, что побольше, что-то такое запрещенное, что никто никогда в жизни не купити не растаможит, потому что просто оглохнет от цены. Они это все любили, покупали. Но у них это тоже уже благополучно закончилось.

— А что вы думаете по поводу нового предложения внести поправки в закон о регистрации машин: дать ГАИ право отказывать в регистрации иномарок, перепроданных в течение года. Это, к слову, про утиль сбор — продолжение истории.

— Да, это, видимо, продолжение, потому что на сегодняшний день это никак не регулируется. На любом рынке сегодня продают эти машины: кто по генеральной доверенности, кто просто утаивает все это от людей, которые даже не слышали [о коммерческом утилизационном сборе]. Ну, представьте, люди из Большого Камня или еще откуда-нибудь из края приезжают: разве следят за автомобильными новостями? Да они не знают, что такое утиль. Они приехали на рынок, купили машину, она была без этого коммерческого утильсбора. На кого потом этот утильсбор упадет? ..

— Сейчас на нового покупателя упадет.

— Да, а никто и не разобрался. Поэтому прецедентов еще не было. Если бы они были, мы с вами живем в век интернета, это уже было бы в интернете. Год мы не видим никаких происшествий, так что это — логичное продолжение. Вопрос в том, что после такого логичного продолжения мы как раз и увидим кучу бедолаг, которые повылазят, не поставят машины на учет или, поездив несколько лет, потом при перерегистрации не смогут продать. Скоро мы с вами увидим всех этих людей, которые попались от своего незнания в руки жуликов.

— Что на рынке Дальнего Востока еще происходит? У китайцев есть шансы со своим автопромом к нам залезть или вообще никаких? У нас правый руль, или, если это — европейские машины, то мы везем их из Китая.

— На сегодняшний день остается так: японский правый руль — до середины России — это самые актуальные автомобили. Их везут в огромном количестве. Кто-то возит санкционные машины из Японии, но цены там уже не такие уж приятные. К примеру, сегодня привезти тот же санкционный RAV4 стоит 3 млн руб. — это б/у, еще до рестайлинга, а новый в Китае сегодня стоит 3,5 млн.руб., это в новой рестайлинговой версии. Разница 500 тыс. не стоит того, чтобы ждать три месяца. Ну и плюс левый руль, он все равно на рынке ценится гораздо дороже, и на запад страны они идут. На западе такие машины продаются за 4-5 млн руб. То есть себестоимость у них 3,5 млн, а продают их уже за 5 млн. Поэтому японский правый руль — самый актуальный, дальше идет Корея. Корею очень сильно на сегодняшний день запад выгребает. Если сначала покупали какие-то Hyundai, Kia, это был средний бюджет, то сегодня выгребают самые дорогие хорошие машины, потому что это очень выгодно на западе. Я в своих роликах говорю, что с каждых 5 млн руб. вы экономите 1 млн руб., покупая машину из Кореи. Если вы покупаете какой-нибудь Porsche Cayenne за 15 млн руб., вы экономите 3 млн от цены в Москве. С машинами из Кореи сейчас все налажено, все быстро — полтора месяца, и она в Москве.

— У китайских новых машин вообще нет никаких шансов? Мне казалось, что запад страны привык к ним и уже пересел на китайские автомобили — Zeekr, Lixiang, еще что-то.

— Несомненно, там, особенно в Москве, очень много этих автомобилей. Весь каршеринг, все такси практически уже на китайцах. И какие-то люксовые машины, те же Lixiang, очень разрослись, есть интерес у людей. Просто они стоят очень дешево. Ну, давайте с вами посмотрим какой-нибудь BMW из Киргизии новый стоит, допустим, 15 млн руб., а новый Lixiang такого же формата большой престижный автомобиль, где три ряда сидений, стоит, 8 млн руб. — в два раза дешевле. Многие люди на западе покупают эти машины не потому, что у них денег нет, просто они экономят. Кому-то просто интересно. Я сам ездил на таком автомобиле. У меня в Москве был BMW дизельный, и я покатался чуть-чуть на Lixiang. Это полностью электронная машина. Знаете, я сел обратно в свой BMW, включил дизель и мне показалось, что туда хочется. Там было так мягко, тихо, хорошо, аккуратно. Вот в этом тоже есть причина. Китай через Киргизию в Москву, на запад шел в неплохих количествах, но сегодня эта тема полностью убита. Пока не знаю, вырастет или нет, что пытаются везти через Белоруссию, но, как выяснилось опытным путем, через Белоруссию все равно долетает коммерческий утильсбор. Схема получилась так себе, что-то выгодно, что-то невыгодно. Ну, надо смотреть, считать.

— В какой валюте вообще расчет идет за автомобили? Вы как-то говорили, что даже криптой можно расплачиваться?

— Можно.

— Серьезно?

— Можно. Не везде, но можно. Мы недавно купили человеку новый Гелендваген в Корее. Он оплатил криптовалютой за пять минут. Мы не выписывали никаких инвойсов, он не ходил в банк. Я, честно говоря, немножко в шоке был. Цена — где-то 20 млн руб. Знаете, он как будто маме отправил 10 тыс. руб., так вот натыкал 20 млн руб. и отправил. И они тут же моментально появляются у тебя на счету. Это круто. Удобный инструмент, на самом деле.

— Ваш прогноз: как будет развиваться автомобильный рынок Дальнего Востока и России в целом, потому что вы с западной частью тоже имеете контакты.

— В западной части так называемое перекупство сегодня очень сильно захромало, из-за утильсбора что-то новое везти дорого. Возможно, Китай опустит цены, этот утильсбор нивелируется, и опять начнут возить, но там есть всякие нюансы, проблемы. Вообще, ты, как на пороховой бочке постоянно, это очень тяжелый бизнес. Очень много людей в этом году в Москве попали, когда накупили себе Geely Monjaro по 200 машин, а потом каждая упала на 1 млн руб. в цене. Это сложно на самом деле. Не каждый выдержит вести такой бизнес. И нужен ли он, непонятно. Все это делается для того, чтобы там на западе дилеров поддержать. Может это правильно, может неправильно, но насколько я знаю, у нас через порт Владивостока каждый месяц заходит 10 тыс. машин. Каждый месяц, понимаете? Это говорит о том, что дилеры никогда в жизни не смогут такой спрос удовлетворить. Все равно эти схемы — через Японию, через Владивосток или Киргизию будут потихонечку выплывать. Все идет к тому, что государство с нас хочет больше денег — пошлину повышают, утильсбор повышают, но, по сути, они не закрывают пути до конца. Я думаю, они могут более радикально поступить очень легко, если уж им так хочется. Сегодня в стране положение такое, что нужно больше денег. Эти деньги собирают с нас с вами, поэтому полностью этот бизнес не умрет. Что касается японского рынка, мы увидели в прошлом году, что ничего невозможного нет, а какие-то прогнозы делать страшно. Все равно бюджетные автомобили есть на сегодняшний день. Они идут, и идут хорошо.

— Последний вопрос: у отечественного автопрома есть шанс?

— Шанс на что? ..

— Понятно. Спасибо вам за интервью.